Взрывоопасная Сеть
Как экстремизм захватывает информационную среду
Экстремизм в информационной среде – тема суперактуальная. Современные технологии коммуникации успешно осваивают не только школьники и студенты, но и люди, которые готовы буквально «поджечь мир». Медиапространство используется и как мощный пропагандистский рупор, и как средство вербовки, и как инструмент управления уже созданными криминальными структурами. В последнее время в Сети стремительно растет этнический и миграционный экстремизм.
Расчисткой Сети от нежелательного контента занимается специальная организация – Роскомнадзор. Как сообщил помощник руководителя управления Роскомнадзора по Северо-Западному федеральному округу Алексей Игнатов, в реестре доменных имен, содержащих запрещенную к распространению информацию, сегодня находится 363 тысячи записей. Мониторинг Сети идет круглосуточно, и это количество постоянно меняется – причем не всегда в сторону увеличения. Около 38 тысяч из этих имен относятся к категории «экстремизм».

В 2020 году в адрес управления поступило 1577 административных исков и заявлений прокуроров о признании информации, размещенной в Интернете, запрещенной в РФ. Последовали судебные разбирательства. В итоге указанный реестр пополнили еще 1050 адресов, в том числе включающих в себя экстремистские материалы, информацию о незаконном обороте взрывчатых веществ или оружия, незаконном получении гражданства или регистрации, изготовлении поддельных документов.

Помимо суда признать информацию запрещенной к распространению могут Генпрокуратура, МВД, Роспотребнадзор, ФМС, Росалкогольрегулирование, Росмолодежь и Росздравнадзор. В нынешнем году эти структуры добавили в реестр около 1500 наименований. Впрочем, сигнализировать о подозрительном контенте может и любой бдительный гражданин – для этого на сайте Роскомнадзора есть соответствующая форма.

Экстремизм многолик – он может рядиться в политические, национальные, конфессиональные и иные одежды. Общим остается одно: манипуляция сознанием людей при помощи хорошо отработанных технологий.

Во-первых, это деление на «своих» и «чужих» и наделение первых свойствами исключительности. С «чужими» же якобы надо вести беспощадную борьбу.

Во-вторых – создание собственной символики, которая служит своеобразным маркером, выделяющим «своих»: одежда, обувь, определенная манера поведения, лексика и т. д.

В-третьих – демонизация образа врага, в том числе с использованием заведомо ложной информации.

В-четвертых – подмена базовых понятий. Например, члены националистических группировок объясняют любовь к спорту, а также отказ от алкоголя и курения не желанием сохранить здоровье, а необходимостью быть «в форме» для борьбы со своими противниками.

В-пятых – апелляция к авторитетам с использованием вырванных из контекста тезисов радикальных идеологов. Визуальное сопровождение при этом подается в развлекательном формате, понятном пользователям соцсетей. Эксплуатируются и завышенные ожидания потенциальных адептов. Так, идеологи ИГИЛ (организации, запрещенной в России) заманивали молодых людей модными гаджетами, квартирами, автомобилями – лишь бы они отправились в Сирию.

Возможности Интернета сегодня позволяют «обратиться» к конкретному человеку, учитывая все его индивидуальные особенности: возраст, образование, черты характера, привычки, музыкальные пристрастия, политические взгляды. И эти «зацепки» вербовщики активно используют. Как всему этому противостоять?

Руководитель направления методического сопровождения и образовательных программ Национального центра информационного противодействия терроризму и экстремизму в образовательной среде и сети Интернет Елена Валитова считает, что главное – ни при каких обстоятельствах не переступать черту закона и проявлять осторожность при знакомстве с любой «заманчивой» информацией. Рекомендует также предельно внимательно относиться к каждому своему слову, размещаемому в Интернете. В полном смысле с известной формулой: все, что вы скажете, может быть использовано против вас.

Оперуполномоченный по особо важным делам Центра по противодействию экстремизму питерского ГУ МВД Юрий Попов подтверждает: Интернет активно используется для организации несанкционированных акций разной направленности – вплоть до призывов к свержению действующего конституционного строя. При этом его участников, как правило, не предупреждают об опасности и незаконности данных действий.

В последнее время в связи с событиями на Кавказе пошел в рост этнический экстремизм, из-за чего возникло несколько уголовных дел. И здесь тоже страсти часто разжигают соцсети. При этом используются самые, на первый взгляд, невинные поводы: если, к примеру, одна сторона организует автопробег, другая воспринимает это как вызов...

Как признает Попов, на невских берегах сейчас набирает обороты и миграционный экстремизм. Возникают групповые драки между представителями разных культур, порой даже замешанные на конфликтах многовековой давности.

В связи с повышением популярности соцсетей экстремизм «молодеет». Опасные идеи вбрасываются в чаты, которыми пользуются школьники. Причем, как показывает практика, наиболее активно их воспринимают те молодые люди, которые по каким-то причинам считают себя отвергнутыми своим окружением. Желание показать себя, завоевать авторитет в глазах сверстников порой дает толчок необдуманным, а то и вовсе преступным действиям.

Перекрытие доступа к опасному контенту, разумеется, полностью эту проблему не решит. Нужны скоординированные, хорошо продуманные действия родителей, правоохранительных органов, системы образования. На этот путь, увы, мы пока только начинаем ступать.



источник: spbvedomosti.ru


Made on
Tilda